May 14th, 2008

Usual

Странные люди

Учительница, по обыкновению, пришла в класс сильно после звонка. Зябко кутаясь в серую шаль и зычно сморкаясь в платок, который она прятала в рукаве, оглядела доску, не вытертую после предыдущего урока и ткнула в меня пухлым пальцем:
- Сходи намочи тряпку и вытри доску!
Туалет был недалеко, но тряпка была так насыщена мелом, что не то что намочить, но даже и разогнуть её оказалось непросто.
Подержав её минуты две под старорежимным медным краном, из которого текла исключительно ледяная вода, я решил, что тряпка для вытирания доски уже годится. Даже если и не годится, то окоченевшие руки всё равно пора уже высушить и согреть.
Вытерев с доски всё, кроме даты и слов "Классная работа", я сел на место. Учительница посмотрела на меня, как на рвотное, сказала что-то вроде "тебя только за смертью посылать", и подкрепила свой монолог ещё одним звучным сморканием.
Я сел на место - а место было прямо у неё перед носом, на первой парте - и обнаружил, что мне нечем записать в тетради положенные в таких случаях магические слова, как раз те самые, сохранившиеся на доске.
Посмотрел под тетрадкой, под дневником, по карманам - ручки не было. Решив, что она упала, полез под парту, но и там её не оказалось.
- Что ты вертишься? Давай дневник!- прогудел сверху голос фрекен Бок.
- Я ручку ищу,- ответил я.
- Тихо ты, я её учительнице отдала,- прошипела мне соседка по парте.
- Так ты без ручки пришёл?!- и училка размашисто накарябала что-то в моём дневнике. Я разглядел только оценку - 2. А потом отложила красную ручку, придвинула к себе классный журнал и поставила ещё одну пару - напротив моей фамилии.
- Моей же ручкой...- растерянно произнёс я вслух.
- Ах ты ещё и старшим дерзишь?!- и снова красная ручка запорхала над моим дневником.
На этот раз я промолчал - мне почему-то не было интересно, хватит ли у фрекен Бок терпения расписать всю страницу.
Пыхтя и сопя, она закончила свой автограф и швырнула дневник мне на парту. Следом, подумав секунд десять, запустила и мою ручку.
Дальнейший урок проходил в обычном русле. Меня больше не дёргали - клеточка в журнале была уже занята. Тема урока меня волновала мало - я никогда толком не знал правил, но со второго класса не делал орфографических ошибок.
Родители об этом знали, и потому прочитав оставленные училкой письмена, отец хмыкнул и без лишних вопросов расписался рядом - читал, мол. Потом как-то аккуратненько меня расспросили о подробностях, переглянулись и ни словом не упрекнули.
Но это было позже, вечером, а пока я чисто механически что-то писал, когда надо было слушать объяснения - вместе со всеми поднимал голову от тетради, но занята она была не правилами про какие-нибудь "жи-ши", а тягостными размышлениями о том, какие же они всё-таки странные люди - эти взрослые...

PS. Collapse )