tikser (tikser) wrote,
tikser
tikser

Ненаписанные хроники

Лейтенант Соколов.

- Дедун! Дедун!
Дедун не откликался. Дело понятное - война, сплошь и рядом вдруг перестают откликаться те, с кем только что делил окоп. Однако чутьё уверенно говорило мне, что Дедун жив.
Вдруг Петро зорким взглядом хозяйственного хохла углядел что-то в темном, замусоренном углу:
- Лейтенант, ты ля, от же ж эсэсивске шайзе! Такого собаку стрилялы! 1
Я подошел. На пропитанных кровью тряпках лежал, тяжело дыша, довольно крупный зверь. Действительно раненый. Одно было непонятно - откуда он взялся в развалинах посреди небольшого, но все-таки города, последние заметные леса вокруг которого свели больше века назад.
- Нет, Петро, это не собака. Это волк.
- Вовк? Якийсь вин не такий, як наши. Чи то може нимецький вольф?2 - Петро смешно гордился своими познаниями в том, о чем имел даже самое смутное представление. А свои уникальные способности следопыта недооценивал, воспринимая как должное.
Я присмотрелся.
- Да, по-немецки это вольф. Или точнее - вервольф.

Аксель Вольф

Аксель плыл на волнах забытья, когда его чуткое ухо уловило вдруг знакомый звук. Перед глазами всплыла картина: он знакомится с прелестной фройляйн, она строит ему глазки, и тут приятное занятие прерывает грубый рывок за плечо:
- Пойдем выйдем?
Очевидно, еще один кандидат на ее благосклонность.
- Выйдем.
Здоровый, как бык, красномордый, каждый кулак с голову размером. Мог бы с одного удара дух выбить, но так не принято. Вначале было слово:
- Ты кто такой?!
Аксель честно назвал свою фамилию:
- Вольф,- и уточнил,- ВЕРвольф.
Его верхняя губа приподнялась, обнажая вытянувшиеся клыки.
Простенький фокус, секундное дело и совсем не больно, не то что полное превращение, когда деформированные кости с болезненными щелчками становятся на новые места.
Бык как-то резко сдулся и счел за лучшее исчезнуть. Доноса Аксель не боялся, ведь всем известно, что за семь лет эсэс вывели под корень всю нечисть. И сомневаться в эффективности этой организации значило бросать тень недоверия и на ее фюреров. А за это доносчику светит концлагерь. И что самое обидное для добровольных ревнителей, сидеть там придется в основном среди таких же доносчиков и уголовников. Рентабельных евреев вытаскивали заокеанские сородичи, а оборотни и вампиры исчезали, по слухам, в тайных лабораториях не менее тайных обществ "Туле" и "Анненербе". Правда, Аксель долго не верил в их реальность, пока спустя годы снова не встретил Уве, младшего брата. Кто бы мог подумать, что Волчонок Уве дослужится до штурмбанфюрера, и будет с презрительной миной поучать бестолкового старшего...
А фройляйн Каролина оказалась очень милой девушкой, у нее такие мягкие и теплые руки, она так нежно гладит жесткую шерсть на его загривке... Стоп, она же видела его только в человеческом облике!

Аксель попытался вскочить, но сил хватило только приподнять голову. Сквозь тающие перед глазами видения он разглядел рослого, худощавого, усталого человека в чужой форме. Человек заметил, что Аксель очнулся и поспешно сказал:
- Лежи, лежи, тебе рано вставать,- и вновь погладил его.
- Я... Должен... - слова словно прилипали к волчьей глотке, хотелось рыкнуть, чтобы прочистить от них горло, но сил на это не было.
- Сейчас ты должен прежде всего выжить,- резонно заметил человек,- иначе не сможешь раздать остальные долги.
- Та вже недовго!- раздался сбоку другой голос,- на ньому заживае, як на собаци. 3
Сидевший рядом поднял голову:
- Петро, ты следы нашел?
- Аякже, товарищу лейтенант! Дедун тут був, намагався допомогти вервольфу, ось, дывиться, дви срибных кули вытягнув, и його самого ранили. А той, хто ранив, вин теж... Того... Вервольф, значить. 4
Аксель с трудом поднял голову:
- Это был мой брат. И я должен его остановить...
От усилия в глазах потемнело, и уже уплывая в царство грез, он услышал:
- От же дурний! 5
...
- Вот дурной! Чем бегать ото всех и прятаться у Каролины в погребе, иди к нам, в "Анненербе",- говорил тогда Уве, - двойной паек, звание, домик в лесу...
- В лесу...- прохрипел Аксель. Или это ему показалось?
Забытье кончилось неожиданно быстро. Два уже знакомых чужака колдовали над его ранами, от чего по телу разливалась целительная сила, и с каждым новым вдохом Аксель чувствовал себя все лучше.
- Я знаю, куда увели вашего товарища. И помогу вам его спасти.
- Та лежи, ты ще хворый. Мы його и сами знайдемо,- Петро поставил перед раненым большую гнутую миску с теплой водой,- выбачай, другои нема. 6
- Погоди, Петро,- остановил его лейтенант, и повернувшись к Акселю, попросил:
- Объясни.
Аксель, чуть не одним глотком втянув воду, почувствовал себя гораздо лучше. Да и слова перестали застревать в горле.
- Я - человековолк, а мой брат - волкочеловек. Он уже попробовал крови. Если его не остановить, он совсем озвереет, и тогда охота начнется на нас всех.
- И поэтому ты будешь нам помогать?
- Не только поэтому. Ваш друг спас мне жизнь ценой своей свободы. Я не могу просто сбежать, пользуясь случаем, я должен ему слишком много.
- Хорошо. Как ты себя чувствуешь?
- Я готов.

Лейтенант Соколов

Я глянул на изможденного вервольфа, но решил оставить сомнения при себе.
- Петро, у тебя ведь есть лишний пистолет?
Запасливый хохол замялся, заскользил преувеличенно честным взглядом по развалинам закопченных стен:
- Товарищу лейтенант, ну як це - лишний... 7
- Не надо,- вмешался поднявшийся на ноги волк,- как раз стреляю я плохо,- и мне на миг показалось, что он многообещающе улыбнулся.

Погоня была недолгой: не так уж много в окрестностях осталось мест, где мог бы скрыться от нас пахнущий ненавистью и кровью оборотень, вынужденный тащить раненого.
Тропинка вывернулась из-за густых кустов и мы увидели его на другой стороне крохотной полянки.
Беглец заметил нас, развернул Дедуна к нам лицом и приставил пистолет к его голове:
- Не подходите, или он умрет!
Я пожал плечами:
- А что ж ты его раньше не убил? Бежать было бы легче...
- Вы не понимаете! Он послужит мне пропуском!
- Пропуском куда, Уве? Война окончена, остатки ваших войск окружены, далеко тебе не сбежать...
Пистолет нервно дернулся в его руке:
- Откуда ты знаешь мое имя, русский?
Серая молния пересекла поляну, вонзившись в эту руку. Пистолет отлетел шагов на пять, Дедун, потеряв равновесие, тяжело осел на траву, помотал головой, попытался встать, но не смог. Петро бросился ему на помощь, а я, подобрав оружие, подошел к волку. Поздно. Штурмбанфюрер уже находился на пути в страну вечной охоты.
- Зря ты его так. У нас к нему было еще много вопросов.

Аксель Вольф

- Извини, я сильно ему задолжал - за мою шкуру, за наших братьев и за вашего товарища. Такие долги надо отдавать, иначе они слишком тяжким грузом виснут на хвосте, подвергая опасности голову.
Лейтенант смотрел долгим, немигающим, тяжелым взглядом. Было в нем что-то такое, от чего Акселю-волку, невзирая на явное превосходство в силе и скорости, хотелось завыть и сорваться в бега, но Аксель-человек сумел вытерпеть этот взгляд и удержать звериную ипостась в повиновении.
Потом лейтенант кивнул, словно признавая правоту собеседника, и отошел к своим.
Аксель стоял над тем, что еще пару минут назад было его братом. Чужие солдаты тактично не вмешивались - негромко переговариваясь, помогали раненому товарищу.
Увы, Уве помочь не мог уже никто. Акселя слегка трясло от всего пережитого, но сейчас он четко понимал: брат сам сделал свой выбор. Неожиданно вспомнился давний разговор:
- ... А делать-то что?
- Работа не волк,- хищно оскалился подвыпивший Уве,- придешь - расскажем, сам понимаешь, секретность. Только вот уйти от нас нельзя.
- Нет, Волчонок, свобода мне дороже пайковых консервов.
- Идиот! Настоящая свобода, это когда ты - хозяин чужих жизней! Пойми, либо ты принимаешь мое предложение и становишься свободным охотником, как я, либо не принимаешь, и становишься жертвой! Конечно, в этом случае я по-братски обещаю тебе фору,- Уве гаденько ухмыльнулся и уточнил,- небольшую! Ну что, ты все еще не хочешь откусить кусок власти?
- Власть, Уве, товар дефицитный. Его гребут под себя, и ни в коем случае не раздают задаром свежепойманной дичи. А свобода тявкать, на кого укажет хозяин, мне не нужна...

Лейтенант Соколов

Дедун уже мог стоять, но я велел Петру поддерживать его, а сам подошел к вервольфу. Тот глянул на меня спокойно и несколько отрешенно, готовый принять любой поворот судьбы. Я спросил его:
- Идти можешь?
- А далеко надо идти?
- Куда хочешь. Ты свободен.

Аксель Вольф

Аксель сел от удивления:
- И ты меня не арестуешь?
- Нет,- ответил лейтенант после едва заметной паузы, во время которой воздух между ними словно загустел а потом вновь растекся обратно,- Я знаю, что ты выбрал правильный путь и никому не будешь причинять вреда. А Уве... Ну, скажем, он попытался оказать нам сопротивление при аресте. Кстати, это чистая правда.
Аксель кивнул и поспешил покинуть место событий.
Пыльная тропинка мягко стелилась под лапы, долги были розданы, мосты сожжены, все закончилось так, как и должно было. Впереди маячила новая жизнь, и только один неотвеченный вопрос беспокойным грызуном метался под сводом черепа: откуда этот странный русский лейтенант узнал имя Волчонка?



1 - Вот же эсэсовское дерьмо! Такого пса подстрелили!
2 - Волк? Какой-то он не такой, как наши. Или, может, это немецкий вольф?
3 - Да уже недолго! ... на нём заживает, как на собаке.
4 - А как же, товарищ лейтенант! Дедун тут был, пытался помочь вервольфу, вот, смотрите, две серебряных пули вытащил, и его самого ранили. А тот, кто ранил, он тоже... Того... Вервольф, значит.
5 - Вот же дурной!
6 - Да лежи,ты ещё больной.Мы его и сами найдем... Извиняй, другой нету.
7 - Товарищ лейтенант, ну как это - лишний...
Tags: Сказки, Сны
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments