tikser (tikser) wrote,
tikser
tikser

Панасив хутор

Оберштурмфюрер СС Ганс Нойман жестом приказал шоферу остановиться на едва заметной развилке и сверился с картой. В этом не было особой нужды - карту он помнил наизусть, но лишний раз убедиться не помешает. Плюс еще раз напомнить шоферу, что командир - это не просто бездельник на правом сидении, а человек важный, от которого зависит дальнейший маршрут.
- Гут1,- сказал он наконец,- осталось полтора километра. Налево!
Еще перед началом операции он объявил всем командирам отделений:

- Наша задача - разведать короткую дорогу через,- он пожевал губами, применяясь к чужим словам,- Панасифф Кхутор.
Напоминаю: от нашего успеха зависит успех всей восточной кампании. Если мы до 18:00 найдем способ скрытно и быстро подобраться к противнику с неожиданного направления, мы обеспечим победу нашим войскам и славу себе лично. Рейх будет гордиться нами! По машинам!
На подъезде к цели лесная полутропа с заросшей колеей начала вилять в стороны и Нойман испытал удовлетворение - карта оказалась весьма подробна, даже эти зигзаги воспроизведены в точности. Еще метров двести, и из-за очередного поворота вынырнул хутор, стоящий на небольшой полянке.
Вообще-то даже такое скромное название было для него чересчур пышным. Домик да пара сараев, огороженные заборчиком из длинных корявых жердей, даже на местный взгляд выглядели запущенно. Для привычного же к идеальному порядку Ноймана это стало лишним подтверждением недоразвитости восточных унтерменшей. БТР мягко остановился перед воротами. Сидевший на лавочке у крыльца дед в вышитой рубахе даже не поднял головы - он чинил сеть. Нойман вспомнил карту и удивился про себя, зачем старику сеть? Сразу за его хутором начиналось обширное, но мелкое болото с единственной полумифической дорогой, которую предстояло разведать. До ближайшей реки около 30 километров, а ни телеги, ни лошади у деда, похоже, нет. Но дело прежде всего и Ганс, выкинув из головы лишние мысли, вышел из машины. Огляделся и деликатно, не без издевки, постучал в калитку. Дед поднял голову, прищурился, потом растянул сеть у себя на коленях, и занялся обнаруженной прорехой. Нойман поднял было руку, чтобы постучаться снова, но старик его опередил:
- Чого треба?2
Нойман неплохо владел русским языком, справедливо полагая, что разведчику на восточном фронте это не повредит, но этого варварского диалекта не знал, поэтому скорее угадал смысл, чем понял фразу. Ответил он по-русски, с сильным акцентом:
- Ты показать нам дорога через болото, мы сохранить твоя жизнь.
Дед посмотрел на Ноймана и произнес с явной насмешкой:
- Для вас тут дороги нема.3
Ганс подавил раздражение, неприличное для истинного арийца, и спокойно сказал:
- Если ты не показать нам дорога, мы делать дорога через твой дом.
Дед только головой покачал и снова занялся своей сетью.
Нойман еще секунду осмысливал отказ, потом махнул шоферу рукой:
- Форвертс!4
Взревел мотор и броневик уперся носом в ворота. Еще два подъехали с боков и навалились на изгородь. Ничего не произошло. Нойман нетерпеливо крикнул:
- Шнеллер, шнеллер! 5
Водители поддали газу. Дед наконец-то окинул непрошенных гостей взглядом, далеким от восхищения. Гусеницы вгрызлись в землю, и вдруг замерли, словно ухваченные мощной рукой.
Моторы ревели без толку. Дед молча продолжал свое дело, но Ганс мог поклясться, что он имел отношение к этой странности. Подбежал солдат - водитель третьего броневика и доложил, что у него сгорело сцепление. Нойман жестом приказал заглушить моторы и распорядился:
- Первая машина налево, вторая направо в объезд забора. Третье отделение в ворота бегом марш!
И снова - броневики свободно сдали назад, повернули куда было велено, и застряли на ровном месте. Солдаты из третьей машины бойко подскочили к воротам, один попытался выбить ногой калитку, но неожиданно отлетел и покатился по земле. Ганс склонился над ним, солдата трясло, как от удара током, изо рта у него шла пена. Еще один саданул в ворота прикладом - и с тем же результатом. Ганс отказывался верить своим глазам. Третий оказался сообразительнее и кинул под ворота гранату. Остальные залегли, и только Нойман в каком-то оцепенении продолжал стоять, пока ближайший к нему солдат не сбил его наземь, прикрывая собой. Он успел увидеть вспышку, увидеть, как вспучивается земля, как заволакивает дымом ворота хутора, как в сторону прикрывшего его солдата летит, кувыркаясь, осколок гранаты. Потом, уже лежа - как неторопливо осыпаются земляные комья и случайные ветки, и как песок и пыль вдруг образуют в воздухе на фоне ворот странный узор, виденный где-то совсем недавно. Нойман выбрался из-под обмякшего бойца, еще раз глянул на песчаное плетение и сморгнул. Враз вернулось нормальное течение времени, осела пыль, из заглохших броневиков повыскакивали остальные солдаты и вместе с лежащими открыли огонь по спокойно сидевшему старику.
- Нихт шиссен!6 - сам не понимая почему, заорал Нойман.
Но было поздно. Пули рикошетили от невидимой вновь преграды и с визгом разлетались обратно по всей поляне. Спустя несколько секунд канонада прекратилась сама собой - стрелять было больше некому.
Нойман ошеломленно озирался - весь его разведвзвод был уничтожен без единого действия со стороны врага! А враг, словно насмехаясь, встал и стряхнул с коленей починенную сеть. "Вот где я видел это плетение"- отстраненно подумал Ганс. Дед подошел к воротам, беспрепятственно открыл калитку, и оглядев поляну, покачал головой:
- Це не дило. Прибратыся треба7,- и пошевелил кустистыми бровями. Полянка пришла в движение, где-то сзади булькнуло, Ганс обернулся и увидел, как тонет его БТР. Он вскочил на ноги и повел вокруг диким взглядом. Поляны не было. По обе стороны узкой дороги, на которой он стоял, лениво чавкало болото, доедая нежданную добычу и понемногу затягиваясь ряской. Нойман схватился за кобуру, но пистолет никак не вынимался. Дед с усмешкой следил за растерявшим остатки арийской невозмутимости оберштурмфюрером, потом повторил:
- Я ж казав: для вас тут дороги нема8,- и исчез, словно растворился в воздухе вместе со своим хутором. В тот же момент безжалостно терзаемая кобура поддалась и верный "вальтер" оказался в руке Ноймана.
Ясный солнечный день вдруг сменился быстро сгущающимися сумерками, а от дороги остался лишь крохотный пятачок, окруженный непролазной чащей. Ганс сунулся было напролом, но потерпел неудачу. Попытался рубить ветки ножом - крупповская сталь выдержала всего несколько ударов. В отчаянии он решил поджечь лес, но безотказная прежде зажигалка глумливо протекла и не давала даже скудной искры...
Над лесом пронесся долгий воющий звук. Панас прислушался. Ходики в избе хрипло пробили шесть раз. Несколько секунд спустя с юго-западной стороны хлопнул одиночный выстрел. Дед кивнул, словно получив подтверждение, и веско промолвил:
- Оце дило!9


Гут1 - хорошо (нем.)
Чого треба?2 - чего надо? (укр.)
Для вас тут дороги нема3 - для вас тут дороги нет (укр.)
Форвертс!4 - вперед (нем.)
Шнеллер, шнеллер! 5 - быстрее, быстрее! (нем.)
Нихт шиссен!6 - не стрелять! (нем.)
Це не дило. Прибратыся треба7 - это не дело. Прибрать надо (укр.)
Я ж казав: для вас тут дороги нема8 - я же сказал: для вас тут дороги нет (укр.)
Оце дило!9 - вот это дело!
Tags: Сказки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments