tikser (tikser) wrote,
tikser
tikser

Утреннее

Зима как всегда наступила неожиданно. За ночь снегу намело столько, что даже самые отважные Шумахеры плетутся по дороге вдоль железки со скоростью телеги.
Электрички тоже решили расслабиться и, судя по количеству жаждущих на платформе, идут даже не через одну, а через две.
Левое колено уперто в торец сидения, правое согнуто чуть сильнее, давая туловищу наклон к выходу. Рука сжимает поручень, вторая щитом прикрывает грудь и лицо.
На третьей остановке в энергичные попытки стоящих под снегом войти в вагон успехом уже не увенчались. Внутренняя среда оказала достойное сопротивление.
- Что вы тут руками своими орудуете?!
- А если я не буду руками орудовать, я задохнусь!
Улыбки и смешки снимают напряжение. На следующей остановке кому-то удаётся выйти, на освободившееся место с разбегу вламывается вдвое больше народу.
- Подвиньтесь!
- Куда!
- Туда!
- Не могу, там нога!
- Чья?
- Не знаю!
Третьим вступает бас:
- Эта нога - у кого надо нога!
Голос машиниста по рации:
- Закройте стоп-кран! Пока не закроете - не поедем!
Пщщщщщщ. Двери закрылись. Потом ещё раз. Потом ещё. Это машинист трамбует торчащих наружу. Наконец всех упрессовало. Едем.
У дверей возня. Слов не разобрать, но, похоже, тётка, вошедшая на последней, пытается расчистить себе место. Аборигены явно возражают.
Крик непоместившейся души перекрывает негромкие разговоры по всему вагону:
- А дышать-то, дышать-то как?!
Сограждане просыпаются, переглядываются, выносят вердикт:
- Ну, есть разные варианты...
У соседнего сидения два молодых человека с избыточным чувством юмора:
- Толик, ну на хрена тебе машина? Ну вот и стоял бы ты сейчас в заносе, а не ехал в тепле среди красивых девушек!
За окном, замедляясь, мелькают плотные группы потенциальных пассажиров, полных мрачной решимости уехать именно этим поездом.
У дамочки рядом звонит телефон:
- Аллё! Ой, Владимир Алексеевич! Я еду, да, не волнуйтесь, у нас здесь рельсы занесло, электричка еле тащится! А ещё у нас на Удельной машина на рельсы упала, прямо возле моего дома, ага!
Отбой - и сразу же новый звонок:
- Катя? Привет, как у вас там?.. Все живы, кроме моего Владимира Алексеевича?.. А я в пробке стою, в электричке! Приеду - расскажу!
Грузный мужик под два метра ростом ломится из середины вагона к дверям. Народ, стоящий в проходе в два ряда спиной к спине, расступается крайне неохотно, ибо некуда.
- Пхра-пху-стхите!! - пыхтит мужик.
- Не можем, - флегматично отвечают две девушки ростом мужику чуть выше пояса.
- Мне надо выйти!
- Надо было раньше проснуться.
- Пхра-пху-стхите!! - ещё рывок, и мужик в тамбуре.
Ей-богу, девчонки не сдвинулись ни на миллиметр!
Из динамика звучит усталый голос машиниста:
- Следующая - Выхино...
В проходе начинается бурление. Те, кто не выходит, почему-то всегда кучкуются у дверей. И просачиваться внутрь они начинают только после этих волшебных слов.
Навстречу, следом за громоздким мужиком, движется поток выхожденцев.
- Бабуль, а вы выходите?
- Да вот сперва мальчик выйдет, а уж следом и я! - старушкин голос полон молодого задора.
Мужику на вид хорошо за сорок, и с его габаритами на мальчика он не тянет совершенно, но в этой толпе он даже оглянуться на дерзкую бабку не может.
Другой мужик, с двумя большими сумками и длинной картонной коробкой, встаёт по частям: сначала поворачивает левую ногу в проход. Потом поднимается во весь рост. Потом поднимает правую ногу и приставляет её к левой. Потом достаёт из кармана салфетку и вытирает своё сиденье - зацепил ботинком. Потом наклоняется назад-вбок и поднимает первую сумку. Развернуться лицом к сиденью он не может, просто негде. Снова изображая Алину Кабаеву, поднимает из прохода вторую сумку и ставит её на первую. В проход между сидений просачивается гражданка в шубке, он сдвигается на её место, чудом изворачивается, снимает сумки с сиденья - к выходу готов!
Операция проведена с ювелирной точностью - в этот момент поезд останавливается.
У дверей образовалась воронка, с возрастающей скоростью втягивающая пассажиров и выбрасывающая их на улицу. В вагоне становится свободнее.
Теснее станет на входе в метро, но нас это не касается - мы остались, мы едем дальше.
Финальным аккордом - Толик с другом, вымываемые толпой наружу, поют дуэтом:
- Есть только миг - за него и держись!..

Я обожаю наши железные дороги!
Tags: Жизнь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments